НОВЫЙ КОДЕКС ОБ АДМИНИСТРАТИВНЫХ ПРАВОНАРУШЕНИЯХ

Л. Д. ОЛЬШАНСКИЙ
кандидат юридических наук, действительный член Академии юридических наук

Административный кодекс юристы часто называют "младшим братом уголовного". Говоря простым языком, он располагается где-то на полпути между Гражданским кодексом и уголовным. Гражданский решает вопросы типа "купил, продал, взял в аренду". Уголовный - "совершил г преступление: убил, украл, угнал, шпионил". Административный кодекс относится к тем, кто никакого серьезного правонарушения не совершил, но закон уже преступил. Проехал перекресток на красный свет, бросил окурок мимо урны. Не сдал налоговую декларацию. Охотился без лицензии. Глушил рыбу динамитом. Ехал "зайцем" в электричке. Такие мелкие противоправные деяния называются в юридической науке не преступлениями, а административными правонарушениями.

Этот кодекс для простого человека в миллион раз важнее, чем Уголовный, потому что его человек может нарушить неосознанно, сам того не желая.

В нашей стране отдельно существует Уголовный кодекс, в котором говорится о наказаниях, и Уголовно-процессуальный, который определяет, скажем, полномочия следователя, когда вступать в дело адвокату или как посылается повестка. Почему же Кодекс об административных правонарушениях - это винегрет?

Президент РФ уже дважды издавал указ о создании административно-процессуального кодекса. Мысль поделить кодекс напополам уже давно высказывается в юридических кругах. Конечно, необходимо, чтобы был административный кодекс, где прописаны только санкции за конкретные деяния, и административно-процессуальный, где было бы сказано как жаловаться, как вручать повестки, как топать от одного милиционера к другому. Так нет же. В Министерстве юстиции несколько лет назад взяли и наплевали на указ президента. Несколько лет назад по существу в обстановке секретности в здании Министерства юстиции была создана рабочая группа по подготовке нового Кодекса об административных правонарушениях. -

Документ о ее создании пытались найти и журналисты, и юристы, но его нет. Рабочею группу собрали совершенно стихийно, и она находилась в кабинете бывшего начальника управления судебной реформы. Входили в нее в первую очередь представители правоохранительных органов.

В последствии Кодекс попал в Государственную Думу де-факто. Поскольку Министерство юстиции не относится к "субъектам законодательной инициативы", кодекс внесли на рассмотрение от лица депутатов. Дальше работа над кодексом закипела уже в здании Думы. Там тоже попытались выяснить, кто же утвердил состав рабочей группы. Оказалось, что документа, который бы регламентировал работу группы, просто нет.

В прессе не прозвучало ни одного слова в поддержку нового административного кодекса. Напротив, все его с редким единодушием критикуют. На наш взгляд кодекс имеет ряд недостатков. Прежде всего в том, что в новом кодексе сужено краеугольное понятие презумпции невиновности. Да, там сказано, что каждый считается невиновным до тех пор, пока его вина в совершении административного правонарушения не будет доказана. Но если мы посмотрим статью 49 Конституции - там есть еще две очень важные части. Вторая часть говорит о том, что гражданин не должен доказывать свою невиновность. Это задача правоохранительного органа. Третья гласит о том, что любое сомнение трактуется в пользу обвиняемого. Что это значит в переводе на уголовное право? Вот классический пример из фильма и романа "Гонки по вертикали". Рецидивиста Леху Дедушкина по кличке Батон берут на вокзале с чемоданом, набитым импортными тряпками и с орденом в форме звезды, усыпанным бриллиантами. Его спрашивают: "Друг, откуда ты все это взял? Это же явно не твое? " А он говорит: "В нашей стране презумпция невиновности, поэтому я не буду говорить, что я купил это оптом у барыги или нашел. Я буду отвечать по Конституции. Оправдываться ни в чем не собираюсь. Вот ты, Станислав Тихонов, великий сотрудник угрозыска, докажи, что я это украл-Докажи, у кого украл, где, когда и почему". Угрозыск ничего доказать не сумел, и Леху Дедушкина отпустил. Сомнения Станислав Тихонов трактовал в его пользу. Возьмем другой, не менее классический случай административного права: инспектор ГАИ останавливает машину и говорит:

"Друг, ты проехал на красный свет". А вы ему отвечаете: "Нет, на зеленый". Если не будет в Конституции частей второй и третьей, инспектор скажет:

"То, что я видел, - доказательство, поэтому я тебя, друг, наказываю". А если будут части вторая и третья, водитель скажет: "Я оправдываться не собираюсь. Ты говоришь, красный. Я -зеленый. Сомнение налицо. Опираясь на Конституцию, будь любезен трактовать сомнения в мою пользу". Человека надо отпустить. Милицейский подход состоит в том, чтобы не вставить в эту статью вторую и третью части, аналогичные ст. 49 Конституции РФ. По существу дать возможность работникам административных органов, к которым у нас относятся и пожарные, и охот— инспектора, и санитарные врачи, и налоговые инспектора, и гаишники, и контролеры, творить произвол, накладывать административные взыскания по собственному усмотрению.

Если так плохо дело обстоит с презумпцией невиновности, остается одна надежда - на защитника. О праве граждан на получение квалифицированной юридической помощи сказано в статье 48 Конституции Российской Федерации...

К сожалению, новый Административный кодекс сужает право обвиняемого именно на квалифицированную юридическую помощь. По новому проекту кодекса потерпевший может иметь своего представителя. Он может дать доверенность на имя юриста. Этим представителем может быть и академик, и профессор юридического вуза. А обвиняемый в административном правонарушении может только нанять адвоката. Доверенность, как известно, дается бесплатно. Значит, если человек проехал на красный свет и разбил бампер другой машине, то он уже не может дать доверенность академику или профессору юридического вуза. Только адвокату и только ордер. Ордер бесплатно не выдается - в адвокатскую кассу надо что-то платить. По существу сужается право на получение именно квалифицированной юридической помощи. Ведь основные специалисты по административному праву не входят в традиционную коллегию адвокатов, которые ведут сегодня убийства, завтра - кражу, послезавтра - развод супругов и дележку шкафа и дивана, а работают в научно-исследовательских институтах.

Защищает интересы обвиняемого специалист по административному праву, или простой адвокат - все равно последнее слово за судом.