ЗАКОНЫ ДОЛЖНЫ СЛУЖИТЬ НАРОДУ

А. И. Албастов
Заслуженный юрист Российской федерации

В своей депутатской деятельности, я все чаще сталкиваюсь с полной аморфностью в работе судов и не нахожу через какие надзирающие или контролирующие органы можно воздействовать на них.

Эти строчки из препроводительного письма коллективной жалобы граждан в Министерство юстиции Российской федерации Депутата Государственной Думы Федерального Собрания. Слов нет. Не возможно не согласиться с утверждениями уважаемого депутата о крайне критическом состоянии деятельности судов. Объясняя причины такого положения ученые и практики, ответственные за работу судов, как правило, лишь сетуют на слабое развитие законодательной базы, регулирующую организацию судебной деятельности и неудовлетворительное финансирование судов. Конечно, эти аргументы весьма весомые, хотя в становлении законодательства, начиная с 1991 года, то есть с момента принятия высшим законодательным органом концепции судебной реформы сделано многое.

Принят Закон РФ " О статусе судей в Российской федерации ", торжественно провозгласивший утверждение судебной власти как самостоятельной влиятельной силы, независимой от законодательной и исполнительной властей и, которая с исчезновением идеологических императивов впервые получила реальную возможность применять действующее законодательство в соответствии с требованиями демократии, верховенства права и защиты прав человека. Утвержденные высшим законодательным органом РФ Положения " О квалификационных коллегиях судей " и " О квалификационной аттестации судей " дают возможность представлять Президенту к назначению на должности судей наиболее достойных юристов высокой нравственности и профессиональной подготовки. Законодательно закреплены новеллы, которые способствуют оперативности в отправлении правосудия по уголовным и по гражданским делам.

Федеральный Конституционный закон " О судебной системе Российской Федерации " прочно ввел все необходимые условия для успешной деятельности судов, предусмотрев для ее организационного, кадрового и ресурсного обеспечения создание специальных судебных департаментов при Верховном Суде Российской Федерации и его органов в субъектах. Принят специальный федеральный закон об этих органах.

Между тем, действительность реализации заложенных в этих законах норм, зависит от ряда факторов, немаловажную роль с числе которых играет человеческий фактор, т. е. кому мы доверяем исполнять это важное государственное дело.

К примеру, Министерство юстиции РФ еще в стадии подготовки проектов Законов " Об исполнительном производстве " и " О судебных приставах " тщательно продумало не только основные направления предстоящей работы по реализации заложенных в них требований, но и устранение возможно возникнувших при этом трудностей.

По инициативе бывшего в тот период министра юстиции С. Степашина эти вопросы были обсуждены на оперативном совещании у Министра и на коллегии министерства, на Всероссийском совещании руководителей органов юстиции, руководящие работники министерства побывали в регионах с оказанием практической помощи в организации дела. Потому и первые шаги работы приставов - исполнителей обнадеживают, что результаты их деятельности будут плодотворными.

Однако этого не скажешь о Судебном Департаменте при Верховном Суде РФ и его органах на местах, учрежденных специально для повышения уровня организации судебной деятельности. Комплектование кадрами этих органов непомерно затянулось и происходит главным образом не за счет специалистов, а потому влияние их на положение дел в судах пока не ощущается, хотя с момента вступления в силу этого закона прошло более года. Между тем, в этом есть крайняя необходимость, ибо постоянное подчеркивание во всех государственных актах, касающихся судов и судей только о их независимости вне связи с ответственностью за порученное дело некоторая часть судей понимает односторонне, более того бравирует этой независимостью, за которой нередко начинается произвол и ущемление конституционных прав граждан.

К примеру, закон установил определенные сроки рассмотрения уголовных, гражданских и административных дел в судах. Сроки эти в общей сложности не по одному делу не могут превышать одного месяца с принятием решения, хотя практически в отдельных случаях по делам с большим объемом работы, связанным с исследованием многочисленных эпизодов обвинения, допросом большого количества людей, назначением и проведением экспертиз и т, д. вложиться в эти сроки бывает и невозможным. Но эти дела, как правило, подсудны Верховным, краевым и областным судам.

А у нас же в ряде судов исключение подмяло правила и волокита по делам приняла массовый характер. В процессе проверки в Ставропольском крае у председателя Степновского районного суда В. Швец было обнаружено 25 нерассмотренных уголовных дел, поступивших в прошлом пятилетии, 30 гражданских дел, 14 заявлений прокурора в интересах граждан и организаций, находившихся без движения три и более года. А чтобы скрыть такое безобразно, мягко говоря, отношение к делу эти дела и заявления не были показаны в отчете, на них не составлены даже карточки и им не даны номера.

В Ярцевском городском суде, что на Смоленщине, вновь назначенный председатель суда принимал дела. При вскрытии сейфа судьи А. Кравчука было выявлено 52 гражданских дела, рассмотренных судом, но решения не написаны, 173 исковых заявления по которым более года не заведены дела и не производилось никаких процессуальных действий, а по 26 материалам частного обвинения, поступившим более двух лет назад не принято никакого решения. В ряде судов, волокита при отправлении правосудия особенно по гражданским делам стала нормой. Вопреки гражданско - процессуальному законодательству, судя по поступающим жалобам, кое - где существуют очереди не только на рассмотрение дела, но и на подачу заявлений, в связи с чем, граждане годами ждут защиты своих прав. Например, заявление работника кооператива " АСУ " в Александровск - Сахалинском городском суде о взыскании суммы прибыли без регистрации, без какого - либо движения пролежало более года. Не дождавшись ответа заявитель подал новое заявление, которое уже правда, было зарегистрировано в суде и по прошествии двух месяцев, ненадлежаще подготовленное дело было назначено к слушанию. В виду необходимости истребования новых документов неоднократно откладывалось и было рассмотрено с вынесением решения лишь спустя четыре года. Пытаясь скрыть волокиту, отдельные судьи, отказываются в приеме заявлений, вопреки закону не выносят соответствующих определений, лишая тем самым граждан права на обжалование незаконных решений. Кто же правомочен проверять в судах соблюдение установленных законом сроков рассмотрения дел? Пожалуй никто. На органы Судебного Департамента возложено лишь обеспечение судебной деятельности. Вышестоящие суды осуществляют надзор за судебной деятельностью по конкретным делам. Прокурору, который сердцем и кровью выстрадал дело и направил его в суд, говорят ты можешь только опротестовать судебное решение, если оно появится в бытность твоего пятилетнего срока службы и так далее.

Единственный орган, который может что - либо сделать - это квалификационная коллегия судей, и то, если поступает жалоба на судью. Даже председателю районного суда, в адрес которого мы запускаем все стрелы недовольства работой суда и то не каждый судья покажет дело. И все это с ссылкой на закон. А какую же ответственность несут нерадивые судьи за попрание прав граждан? Ст. 16 Закона РФ " О статусе судей Российской Федерации " гласит: " судья не может быть привлечен к административной и дисциплинарной ответственности ...". Между тем, это устранение дисциплинарной ответственности в судебной системе, с одной стороны, ограничивают возможности органов Судебного Департамента и вышестоящих судов влиять на негативные процессы в организации работы судей, пренебрегающих нормами закона, а с другой стороны, отсутствие упреждающих мер, загоняет " болезнь " так далеко, что для ее лечения требуется хирургическое, вмешательство квалификационных коллегий судей, которым предоставлено право прекращать полномочия судьи за совершение поступка, позорящего честь и достоинство судьи или умаляющего авторитет судебной власти. Естественно, что квалификационные коллегии у которых и у самих много недостатков вступают в дело лишь после того, когда стало ясно, что с судьей надо распрощаться ибо, уверовав в сою безнаказанность он уже успел совершить, как правило, на протяжении длительного периода многочисленное количество грубых нарушений законности и порочащих судью проступков. В. Швец, о котором я писал выше, теперь правда уже не судья, не только волокитил дела и под его председательством выносились в отношении преступников приговоры, от которых попахивало гнилым либерализмом, но и вступал во внеслужебные отношения с руководителем организованной преступной группировки в крае Даудовым. За пьянство, волокиту, фальсификацию, злоупотребление служебным положением в Российской Федерации в целом ежегодно прекращаются полномочия 60 - 70 судей. Это очень большая цифра, которая заставляет подумать о работе по подбору и воспитанию резерва кандидатов в судьи. Но это многоплановая тема отдельной публикации, к которой, я надеюсь, мы еще вернемся на страницах нашего журнала.

Таким образом, если в США, правовом государстве с широко развитой демократией, но где наличествует дисциплинарная ответственность судей, отречение судьи от должности - уникальный случай, то у нас это явление приняло небывалые масштабы. Ссылками на трудности переходного периода, мы от фактов никуда не уйдем. Поэтому, представляется, что меры направленные на повышение авторитета судов и судей, их независимости, защищенности носят односторонний характер и не нацелены на стимулирование активности, ответственности и профессионализма.

В результате центральная идея судебной реформы - защита интересов личности становится второстепенной, а принцип независимости судей оборачивается неприкасаемостью и безответственностью.

Это надо помнить и юристам и законодателям