ИСТОЧНИКИ ВЕКСЕЛЬНОГО ПРАВА

Г. Л. Иоффе
юрист

Источники вексельного права - это те формы, в которых возникают, действуют и прекращают свое действие нормы вексельного права. По мере развития, этими формами являются сначала обычай, затем закон и обычай, затем лишь закон. По мере того, как закон закрепляет обычай и судебную практику, он становится единственным источником вексельного права. В основе этого вывода лежат два факта. Во-первых, веление вексельного закона не может быть выведено, изменено или прекращено другими формами, а во-вторых, вексельный закон в основном замкнут в себе и сам себе объясняет. В соответствии со сказанным, прежде всего следует указать на так называемый прецептивный (наставительный, исключающий толкование) характер вексельного закона и на особое правило для него, противоположное тому, что господствует в гражданском законодательстве: запрещено все, что не разрешено. Однако, поскольку вексельный закон пусть редко, но все же ссылается на гражданское право и использует немногое из него, следует и формы последнего привлечь как дополнительные источники вексельного права. Это “прежде всего вопросы векселеспособности и межличностных отношений, на почве которых возникло или передавалось вексельное обязательство. Наставительный характер вексельного закона означает отсутствие свободы судебного или иного толкования. Допускается лишь толкование самого весельного факта, то есть установление соответствия тех или иных его признаков установленным в законе определениям. В настоящее время в мире существуют две основные системы вексельного права.
Одна из них основывается на Женевских вексельных конвенциях 1930 г.:
Конвенция от 7 июня 1930 г. № 358, устанавливающая Единообразный закон о переводном и простом векселе;
Конвенция от 7 июня 1930 г. № 360 “О гербовом сборе в отношении переводного и простого векселей”;
Конвенция от 7 июня 1930 г. № 359, имеющая целью разрешение некоторых коллизий законов о переводных и простых векселях.
К этой системе принадлежат страны, которые либо ратифицировали вексельные конвенции, либо приняли законы, по содержанию похожие на указанные конвенции. Это главным образом страны континентальной системы права, в том числе Россия.
Вторая мировая система вексельного права основывается на английском законе о переводных векселях 1882 г. К ней принадлежат страны, входящие в систему “общего права”.
Наконец существует группа стран, которые имеют вексельное законодательство, не основывающееся ни на Женевских вексельных конвенциях, ни на англоамериканской системе вексельного права.
Россия входит в первую из указанных систем вексельного права -систему, основанную на Женевских вексельных конвенциях 1930 г. СССР присоединился к указанным конвенциям в 1936 г., и в 1937 г. было принято Положение о переводном и простом векселе (введено в действие Постановлением ЦИК и НК СССР от 7 августа 1937 г.). Указанное Положение практически полностью текстуально воспроизводит Единообразный вексельный закон, являющийся приложением к Конвенции № 358. Действие Положения о переводном и простом векселе подтверждено Постановлением Президиума Верховного Совета РСФСР от 24 июня 1991 г. № 1451 -1 “ О применении векселя в хозяйственном обороте РСФСР”.
До настоящего времени указанное Положение о переводном и простом векселе является основным источником вексельного права в Российской Федерации. Кроме того, к векселю применим ряд положений о ценных бумагах, содержащихся в Гражданском кодексе.
Для вексельного права России, как правопреемницы СССР, основополагающими являются следующие нормативы:

1. “Конвенция о Единообразном Законе о переводном и простом векселе” (заключена в Женеве 7 июня 1930 г. и вступила в силу для СССР 25 ноября 1936г.);

2. “Конвенция, имеющая целью разрешение некоторых коллизий законов о переводных и простых векселях” (заключена в Женеве 7 июня 1930 г. и вступила в силу для СССР 25 ноября 1936г.);

3. “Конвенция о гербовом сборе в отношении переводных и простых веселей” (заключена в Женеве 7 июня 1930г. и вступила в силу для СССР 25 ноября 1936г.);

4. Федеральный Закон от 11 марта 1997г. №48 “О переводном и простом векселе”

5. Федеральный Закон от 22 апреля 1996 г. №39 “О рынке ценных бумаг”.

6. Постановление ЦИК и СНК СССР от 7 августа 1937г. №104\1341 “О введение в действие Положения о переводном и простом векселе”.

Взгляд на юридическую природу векселя претерпел довольно сложные трансформации на протяжении истории. Первоначально юристы, воспитанные на Римском праве, подводили вексель под сделки, им предусмотренные (договоры мены, купли-продажи, займа, поручения), либо под их сочетания. В любом случае, главным здесь был момент трактовки векселя как договора, что в свое время явилось основанием для французского законодательства. Последнее рассматривало вексельные сделки как договор мены с переводом, а вексель - как результат договора, с которым он находится в непосредственной связи. Обязанность платежа вытекала отнюдь не из векселя, но из договора.
Этот взгляд совершенно не удовлетворял потребностей торгового оборота в силу очевидных причин. В середине XIX века возникла теория одностороннего обязательства Карла Эйнерта. Пожалуй, самое ценное в данной теории - это подход, состоящий в отправлении прежде всего от потребностей хозяйственного оборота, а потом уже от исторического прошлого векселя. “Вексельное право, какое нужно XIX столетию” - так назывался этот труд, появившийся в Германии в 1839 году. Согласно П. П. Цитовичу, основные положения, выдвинутые Эйнертом, могут быть сведены к следующему:

1. Вексель - это торговые деньги, возникшие из кредита торговца. Нет особой разницы между переводным и простым векселем в этом отношении, г и лишь в силу исторических причин переводный вексель стал господствующим в западной Европе.

2. Обещание заплатить дается векселедателем не одному единственному определенному лицу, но всем его законным владельцам, как это имеет место при выпуске облигаций. Это означает, что договора о векселе нет, есть одностороннее обязательство векселедателя, сделка же, послужившая причиной его рождения, после этого имеет для векселя лишь познавательный. исторический интерес.

3. Акцепт в переводном векселе есть одностороннее обязательство трассата заплатить векселедержателю, гарантированное трассантом.

4. Бланковый индоссамент есть наиболее естественная форма передачи векселя. Передача по надписи затрудняет обращение. Бланковый индоссамент превращает вексель в бумагу на предъявителя, полностью уподобляя его бумажным деньгам. Основное назначение передаточной надписи состоит не в легитимизации векселеприобрета-теля, но в том же поручительстве за платеж.
Таким образом, фундаментальный вывод Эйнерта таков: сила вексельного обязательства вытекает не из договора, послужившего причиной его появления, а из самого векселя, заключающего в себе одностороннее, абстрактное, безусловное, формальное обязательство векселедателя произвести платеж: законному векселедержателю. Такой взгляд подразумевает письменную форму векселя, причем строго установленной формы, под угрозой его ничтожности.
Очень важно лишь установить, что вексель приемлем как средство обеспечения кредита, обращения и платежа, если вексельное требование вытекает исключительно из него самого и из законного права владения этим документом. С практической точки зрения, вытекает определение векселя как передаваемого в упрощенном порядке письменного, установленной законом формы, одностороннего, безусловного и абстрактного денежного обязательства, состоящего под солидарной ответственностью всех причастных лиц и подлежащего платежу  законному векселедержателю против предъявления самого векселя под угрозой процессуально строгого взыскания.
Следует заметить, что с выдачей векселя не становится ничтожным договор между лицами по поводу выдачи и передачи векселя, ибо на его выполнении основывается вывод о добросовестности приобретения векселя. Также, в зависимости от характера сделки, решаются вопросы налогообложения доходов от сделки с применением векселя и бухгалтерского учета. Другое дело, что условия сделки не отражаются на обращении векселей и взыскании долгов по ним; именно в этом причина и смысл абстрактности векселя.
Естественно, чем выискивать всякий раз в гражданском законодательстве ответы на те или иные нерегулируемые вексельным законом вопросы вневексельных отношений сторон или создавать прецеденты, лучше свести один раз эти вопросы и их решения воедино, то есть иметь свод относящихся сюда норм в виде закона (Устава о векселях).
Понятно, какое строение должен иметь этот документ. Процитируем ст. 1 Женевской конвенции о Единообразном Законе о переводном и простом векселе: “Высокие Договаривающиеся Стороны обязуются ввести в действие на своих территориях... либо в одном из его подлинных текстов, либо на своих национальных языках Единообразный Закон, составляющий Приложение 1 к настоящей Конвенции”.
Отсюда естественным образом вытекает и структура документа, состоящая из трех частей. Первая должна состоять из текста ЕВЗ с допустимыми Конвенцией изменениями и оговорками, вторая - вводить дополнительные вексельные правила, третья -регулировать вневексельные отношения сторон. Во вторую часть прежде всего должно войти многое полезное из Устава о векселях 1902 года, например, институт непредусмотренного посредника, уточнение института особого плательщика (домицилиата).
Разумеется, часть вопросов в этом своде будет отсутствовать, так как порядок упрощенного взыскания вексельных долгов определяется Гражданским процессуальным кодексом, очередность при удовлетворении требований кредиторов - Гражданским кодексом (ныне действующий, кстати, в этом отношении о векселях “забыл”), сделки с выдачей и передачей валютных векселей подчиняются нормам, установленным законами о валютном регулировании и контроле и т. д.,
В силу отсутствия в российском законодательстве подробного всеобъемлющего закона о векселях, а также лишь только нарождающейся судебной и деловой вексельной практики, полезно привлекать прежний судебный и деловой опыт, обращаться за советом и разъяснениями к Уставу о векселях, утвержденному в 1902 году.