ПРАВО КОНКУРЕНЦИИ ЕВРОПЕЙСКОГО СООБЩЕСТВА (ЕС): НЕКОТОРЫЕ ВОПРОСЫ ПРАКТИКИ ПРИМЕНЕНИЯ

И. В. Лучина,
аспирант МГЮА

Проблемы правового регулирования конкуренции всегда занимали особое место в системе права Европейского Сообщества.

К числу основных целей (задач) этой отрасли права ЕС относятся:

Некоторые отрасли права ЕС регулируют создание единого Европейского рынка и в этой связи запрещают применение тарифов, квот и подобных мер, препятствующих достижению указанной цели. Эффективность таких мер, тем не менее, оказалась бы под вопросом, если бы юридические лица могли разделить Союзный рынок вдоль национальных границ. Представим, что производители цемента желают не только установить цены между собой, но и ограничить конкуренцию, поделив между собой и Европейский рынок. Наиболее приемлемая стратегия в этой связи - заключение соглашения, предоставляющего право компаниям торговать только в пределах своих национальных границ. Такого рода соглашения являются препятствием для развития единого Европейского рынка. Союзные антимонопольные органы неоднократно указывали на неприемлемость подобных соглашений.

Цель создания единого рынка может быть достигнута не только через запрет юридическим лицам создавать торговые барьеры между государствами - членами, но и посредством содействия развитию деятельности юридических лиц на общеевропейском уровне. Существуют различные методы достижения указанных целей Сообщества. Выбор их может быть сделан на основе решений Комиссии и Европейского Суда.

На практике нередко цели Европейской политики вступают в конфликт между собой. Например, политика экономической помощи некоторым отсталым регионам Сообщества может повлечь за собой необходимость достижения определенного компромисса между антимонопольной и региональной политикой Сообщества.

Основополагающие нормы права конкуренции ЕС содержаться в разделе 1 части III Римского Договора. В этой связи, прежде всего, необходимо обратиться к статье 85 Договора. В соответствии с ее положениями запрещаются как несовместимые с целями и задачами общего рынка любые соглашения между предприятиями, принятие объединениями предприятий решений и согласованных действий, способных повлиять на торговлю между государствами-участниками и имеющими в качестве своей цели предотвращение, ограничение или препятствие конкуренции в пределах общего рынка, в частности те, которые:

(а) прямо или косвенно устанавливают покупные или продажные цены или иные торговые условия;

(б) ограничивают или контролируют производство, рынок (продажи), техническое развитие или инвестиции;

(в) осуществляют раздел рынка или источников обеспечения;

(г) применяют неравные условия к единым сделкам с иными участниками торговли, ставя их в дискриминационное положение с точки зрения конкуренции;

(д) порождают дополнительные обязательства, которые по своей природе или в соответствии с коммерческим предназначением не имеют никакой связи с предметом таких соглашений.

Соглашение или решение, запрещенное настоящей статьей, автоматически признается ничтожным.

Положения § 1 данной статьи, тем не менее, могут не применяться, если соглашения между предприятиями, решения объединений предприятий, их согласованная деятельность содействует совершенствованию производства или распределения продукции, техническому или экономическому прогрессу, предоставляя потребителям возможность достойного участия в результате полученной выгоды, а также не налагают на упомянутые предприятия ограничения, не являющиеся необходимыми для достижения указанных целей; предоставляют таким предприятиям возможность исключения конкуренции в отношении значительной части продукции.

Статья 85(1) ссылается на соглашения между предприятиями, однако, Договор не содержит определения последнего. Антимонопольные органы также не представили свою точку зрения по данному вопросу. В деле Polypropylenel Комиссия лишь ссылается на то, что термин "предприятие" относится не только к юридическим лицам, но и ко всем учреждениям, занимающимся коммерческой деятельностью'. Позднее в это понятие были включены компании (корпорации), физические лица, товарищества, торговые объединения, государственные корпорации и кооперативы2.

В значении статьи 85 Договора государственные компании могут рассматриваться в качестве предприятий при условии осуществления ими коммерческой деятельности, однако, при осуществлении ими функций субъекта публичного права применение к ним указанной статьи невозможно.

При определенных обстоятельствах юридические лица могут рассматриваться в качестве единого предприятия на основании тесной экономической связи между ними. Например, в случае соглашения между материнской и дочерней компаниями Суд или Комиссия могут решить, что они являются единым экономическим образованием, а соглашение между ними является документом, определяющим цели или задачи такого лица, что противоречит требованиям статьи 85При определенных обстоятельствах юридические лица могут рассматриваться в качестве единого предприятия на основании тесной экономической связи между ними. Например, в случае соглашения между материнской и дочерней компаниями Суд или Комиссия могут решить, что они являются единым экономическим образованием, а соглашение между ними является документом, определяющим цели или задачи такого лица, что противоречит требованиям статьи 85.

Статья 85 также ссылается на соглашение, решение и согласованные действия как на необходимый элемент действия, противоречащего антимонопольным требованиям3. На практике предприниматели, заключающие подобного рода соглашения, скорее всего, осознают их незаконность и прибегают к помощи завуалированных форм. Если бы статья 85 применялась только к формальным соглашениям, она имела бы небольшое практическое значение. Примером широкой интерпретации статьи 85 в отношении термина "соглашения" служит дело Quinine Cartel4. Неформальные соглашения подпадают под действие статьи 85 и могут быть признаны как противоречащие положениям данной статьи. Заявление сторон о том, что такое соглашение было ими расторгнуто впоследствии, не было принято во внимание Судом. Комиссия, которая устанавливает первоначальный факт нарушения требований статьи, продолжает придерживаться широкой интерпретации понятия "соглашения". Так в вышеприведенном деле Polypropylene Комиссия констатировала наличие единого соглашения компаний нефтехимической промышленности, поскольку достаточно, чтобы предприятия выразили свое общее стремление осуществлять определенную деятельность на рынке.3. На практике предприниматели, заключающие подобного рода соглашения, скорее всего, осознают их незаконность и прибегают к помощи завуалированных форм. Если бы статья 85 применялась только к формальным соглашениям, она имела бы небольшое практическое значение. Примером широкой интерпретации статьи 85 в отношении термина "соглашения" служит дело Quinine Cartel4. Неформальные соглашения подпадают под действие статьи 85 и могут быть признаны как противоречащие положениям данной статьи. Заявление сторон о том, что такое соглашение было ими расторгнуто впоследствии, не было принято во внимание Судом. Комиссия, которая устанавливает первоначальный факт нарушения требований статьи, продолжает придерживаться широкой интерпретации понятия "соглашения". Так в вышеприведенном деле Polypropylene Комиссия констатировала наличие единого соглашения компаний нефтехимической промышленности, поскольку достаточно, чтобы предприятия выразили свое общее стремление осуществлять определенную деятельность на рынке.

Широкое толкование статьи 85 необходимо иметь в виду при использовании термина "согласованные действия". Если даже антимо-номопольные органы не смогут доказать существование соглашения в значении статьи 85, предприятия могут быть привлечены к ответственности за проведение согласованных действий. Точное определение этого термина было сформулировано в решении по делу Dyestuffs. При этом Европейским Судом были приняты во внимание следующие обстоятельства.

С одной стороны, фактом остается то, что поведение предприятий может быть завуалировано. В частности, сговор в отношении совместной деятельности может состояться даже в отсутствии документального подтверждения такого сговора. С другой стороны, если данный термин будет толковаться слишком широко, он может привести к ошибочному истолкованию обычного рационального типа поведения участников рынка как неправомерного. Многие экономисты полагают, однако,что совершенноиная ситуация складывается на олигополи-стическом рынке. Такой рынок отличает незначительное количество продавцов, сравнительно закрытый доступ на рынок, неразвитая дифференциация товаров, прозрачность цен, когда они могут легко диктоваться конкурентами. При таких условиях предприятия, в конце концов, установят цены на одном уровне, хотя и не на основании сговора'.

Рассмотрим правовое значение согласованных действий (согласованной практики), а затем проблему представления доказательств. Дело Дайстаф2 стало первым серьезным делом в отношении совместных действий, рассмотренным Европейским Судом. Комиссия обнаружила нескольких производителей промышленных красителей и обвинила их в совместных действиях по искусственному фиксированию цен. Позиция Комиссии основывалась на нескольких свидетельских показаниях, включая совпадение ставок и времени повышения цен, инструкции, направляемые головной компанией дочерним, а также неформальные контакты между производителями. Суд поддержал Комиссию, постановив, что смысл согласованных действий в свете статьи 85 состоит в запрете "координации действий предприятий, которые до достижения стадии заключения соглашения намеренно избегают конкуренции между собой посредством практического сотрудничества".2 стало первым серьезным делом в отношении совместных действий, рассмотренным Европейским Судом. Комиссия обнаружила нескольких производителей промышленных красителей и обвинила их в совместных действиях по искусственному фиксированию цен. Позиция Комиссии основывалась на нескольких свидетельских показаниях, включая совпадение ставок и времени повышения цен, инструкции, направляемые головной компанией дочерним, а также неформальные контакты между производителями. Суд поддержал Комиссию, постановив, что смысл согласованных действий в свете статьи 85 состоит в запрете "координации действий предприятий, которые до достижения стадии заключения соглашения намеренно избегают конкуренции между собой посредством практического сотрудничества".

В деле Suiker Uniev Commission3 Европейская Комиссия настаивала на том, что некоторые производители сахара предприняли ряд совместных согласованных действий в целях защиты двух датских производителей на местном рынке. Производители отрицали наличие плана в отношении совместных действий и согласованных действий в принципе. Суд постановил, что наличие плана в данном случае не являет-.ся необходимым. Статья 85 исключает "любой f. прямой или косвенный контакт между предприятиями, целью или результатом которого является оказание влияния на поведение фактического или потенциального конкурента на рынке или раскрытие такому конкуренту линии поведения, которой они сами решили или склонны придерживаться".Для вышеуказанных решения дают определение правовой основы согласованных действий в соответствии со статьей 85: должен существовать консенсус о том, что практическое сотрудничество умышленно призвано заменить конкуренцию, причем такой консенсус не обязательно должен быть достигнут буквально. Он может явиться результатом любого прямого или косвенного контакта сторон. Так, в решении по делу Zucher v Bayerische Vereinsbank AG4 Суд сослался на свои решения по указанным делам для определения понятия "согласованные действия".

В решениях по делам Polypropylene5 представителями Комиссии было подчеркнуто, что факт наличия согласованных действий не требует доказательства существования плана. Эта позиция совпадает с понятием соглашения, которое предусмотрено Законом об ограничении торговых сделок.

Важное значение имеет вопрос о доказательствах согласованных действий. Необходимо решить, вправе ли Комиссия ссылаться, а Суд устанавливать наличие согласованных действий, если фактических доказательств связи между предполагаемыми нарушителями не существует, а имеются лишь такие косвенные улики, как практика одновременного установления или повышения цен. Позиция Комиссии и Суда подвергается критике за то, что непреднамеренные одновременные действия могут быть ими признаны согласованными и соответственно нарушающими антимонопольное законодательство Сообщества.Важное значение имеет вопрос о доказательствах согласованных действий. Необходимо решить, вправе ли Комиссия ссылаться, а Суд устанавливать наличие согласованных действий, если фактических доказательств связи между предполагаемыми нарушителями не существует, а имеются лишь такие косвенные улики, как практика одновременного установления или повышения цен. Позиция Комиссии и Суда подвергается критике за то, что непреднамеренные одновременные действия могут быть ими признаны согласованными и соответственно нарушающими антимонопольное законодательство Сообщества.

Очевидно, что бремя доказывания наличия согласованных действий несет Комиссия. Суд вправе отклонить требования Комиссии в случае представления ею неубедительных доказательств. Так, при рассмотрении дела7 Суд постановил, что в случае представления косвенных улик существования согласованных действий, они не могут быть приняты Судом при условии опровержения их со стороны предполагаемого нарушителя. В данном случае Комиссия настаивала на том, что одновременный отказ от поставок бельгийским покупателям со стороны ряда немецких предприятий был согласован между ними в целях защиты национального рынка. Суд, однако, постановил, что существовало иное объяснение одновременности действий немецких предприятий, а именно, что один из истцов не успел расплатиться с производителями поставляемой продукции. Поэтому, поскольку Комиссия не обратила внимание на вероятность такого объяснения, ее решение должно быть отменено.7 Суд постановил, что в случае представления косвенных улик существования согласованных действий, они не могут быть приняты Судом при условии опровержения их со стороны предполагаемого нарушителя. В данном случае Комиссия настаивала на том, что одновременный отказ от поставок бельгийским покупателям со стороны ряда немецких предприятий был согласован между ними в целях защиты национального рынка. Суд, однако, постановил, что существовало иное объяснение одновременности действий немецких предприятий, а именно, что один из истцов не успел расплатиться с производителями поставляемой продукции. Поэтому, поскольку Комиссия не обратила внимание на вероятность такого объяснения, ее решение должно быть отменено.

Комиссия и Суд признают, что ценовая конкуренция может и не быть выраженной, а олигополисты могут реагировать на поведения друг друга'. Судом было отмечено, что по своей природе согласованные действия не обладают всеми элементами контракта, но могут inter alia принять форму скоординированных действий субъектов рынка. Несмотря на то, что аналогичное поведение может и не быть идентифицировано в качестве согласованных действий, оно может считаться доказательством таких действий, если приводит к конкуренции, не отвечающей обычным рыночным условиям. В том же решении говорится, что "согласованные действия можно оценить корректно только, если доказательства, на которых основано оспариваемое решение, рассматривается не автономно, а с учетом специфики продукции".

В Dyestuffs стороны оспаривали решение, ссылаясь на то, что они действовали аналогично исключительно в силу олигополистичности рыночной структуры. Суд отклонил их доводы, посколько рынок не являлся чисто олигополис-тичным. Поэтому от компаний можно было бы ожидать принятия самостятельных решений в области ценовой политики, особенно принимая во внимание изоляцию национальных рыночных структур.

Суд признал, что компании вправе принять во внимание возможные ответные действия конкурентов. Это, однако, не означает, что они должны координировать свое поведение в соответствии с поведением конкурентов. Хотя любой производитель вправе свободно устанавливать и изменять цены с учетом возможной реакции конкурентов, тем не менее недопустимо любое сотрудничество производителей со своими конкурентами в целях определения совместной ценовой политики (направления действий) в отношении повышения цен и обеспечивать свой успех предварительным исключением каких-либо непредвиденных моментов в поведении конкурентов в отношении существенных элементов такого поведения, включая сумму, предмет, дату и место повышения. Указанная позиция Суда была также изложена в решении по делу Zuchner v Bayerische Vereinsbank AG12.

Большое значение в этой связи имеет дело Wood Pulp3. Комиссия основывала свое решение о существовании согласованных действий на двух факторах. Во-первых, имел место прямой и косвенный обмен информацией между предприятиями, вследствие чего была создана искусственная прозрачность ценовой информации на рынке. Во-вторых, экономический анализ показал, что рынок не являлся чисто олигополистическим, при котором было бы возможно существование параллельно устанавливаемых цен. Скорее рынок являлся конкурентным - продавцы, имеющие дело с различной продукцией, конкуренты, имеющие дело с различными стоимостными структурами, располагались в разных государствах и должны были при отсутствии коллизий устанавливать различные цены. Поэтому единственным объяснением параллельного установления цен явились, по мнению Комиссии, согласованные действия предприятий. Wood Pulp3. Комиссия основывала свое решение о существовании согласованных действий на двух факторах. Во-первых, имел место прямой и косвенный обмен информацией между предприятиями, вследствие чего была создана искусственная прозрачность ценовой информации на рынке. Во-вторых, экономический анализ показал, что рынок не являлся чисто олигополистическим, при котором было бы возможно существование параллельно устанавливаемых цен. Скорее рынок являлся конкурентным - продавцы, имеющие дело с различной продукцией, конкуренты, имеющие дело с различными стоимостными структурами, располагались в разных государствах и должны были при отсутствии коллизий устанавливать различные цены. Поэтому единственным объяснением параллельного установления цен явились, по мнению Комиссии, согласованные действия предприятий.

В соответствии со статьей 85 запрещаются соглашения, целью которых является ограничение или искажение конкуренции. Причем действие положений статьи 85 распространяется на вертикальные и горизонтальные соглашения (отношения сторон)4. Данная статья Договора применяется независимо от механизма достижения соглашения сторон. Возможно заключение обычного контракта, создание совместного предприятия, агенства, торговой ассоциации. В каждом из указанных случаев главное - определить создает ли данное соглашение угрозу свободной конкуренции это представляется затруднительным, то рассматривается возможный или фактический результат соглашения'.

Комиссия установила в специально выпущенных ею официальных Уведомлениях четыре вида соглашений, на которые не распространяется действие статьи 85(1);

1)соглашения между предприятиями, составляющими единое экономическое образование (соглашение между материнской и дочерней компанией, принципала и агента, подрядчика и субподрядчика);

2)соглашения, признанные Судом как "объективно необходимые";

3)в некоторых случаях соглашения, содержащие условие об эксклюзивных правах, в связи с высокой степенью риска дистрибютера, лицензиара и т.д.;

4)объединения;

5)Перевод акций (бывают исключения)5)Перевод акций (бывают исключения).

Для того чтобы статья 85 (1) могла быть применена, соглашение должно оказывать влияние на торговые отношения государств-членов ЕС, в противном случае рассмотрение дела останется в пределах внутренней компетенции соответствующего государства-члена. В решении по делу STM Суд указал на необходимость установить-"возможно ли предвидеть со значительной степенью уверенности на основании ряда объективных правовых факторов или того факта, что рассматриваемое соглашение может иметь прямое или косвенное, фактическое или потенциальное влияние на развитие торговых отношений государств-членов".

Даже, если соглашение подпадает под действие статьи 85(1) на него может распространяться исключение в соответствии с § 3 той же статьи при условии, что такое соглашение должно: улучшать производительность и распределение товаров, способствовать экономическому и техническому прогрессу, потребители должны получать справедливую долю выгоды. "Выгода" означает некоторую объективную ценность .именно для Сообщества, частная выгода и интересы сторон соглашения не учитываются. Стороны в своем заявлении должны показать, что справедливая доля выгоды от соглашения должна достаться потребителям.

Кроме того, соглашение не должно содержать ограничений, которые не являются обязательными для достижения его целей или вести к существенному ограничению конкуренции в отношении конкретного вида товаров.

За годы, в течение которых Комиссия рассматривала индивидуальные заявления о предоставлении исключения в соответствии со статьей 85(3), ею выработана определенная политика в этой области. Список исключений составляется Комиссией на основании полномочий, предоставленных ей Постановлениями Совета Министров ЕС. В отношении таких соглашений исключения предоставляются автоматически и действуют без каких-либо особых разрешений.

Статья 86 Римского Договора предусматривает, что любое злоупотребление своим господствующим доминирующим положением в пределах общего рынка или значительной его части со стороны одного или нескольких предприятий запрещается как несовместимое с принципами общего рынка. Такое злоупотребление может выражаться в прямом или косвенном фиксировании несправедливых покупных или продажных цен или несправедливых торговых условий; снижении объемов производства, маркетинга и технического развития в ущерб потребителям; применении неравных условий к аналогичным сделкам с другими торговыми партнерами; заключении контрактов при согласии других сторон, имеющих дополнительные обязательства, которые по своему характеру или согласно коммерческому обычаю не имеют отношения к предмету контракта.

Несколько лет данная статья не применялась Комиссией. Хотя статья 86 не содержит четкого определения понятия "доминирующее положение", позицию Комиссии ЕС и Европейского Суда можно сформулировать на основании принятых ими решений. Первым из них со ссылкой на эту статью стало решение Комиссии по делу GEMA4. Позиция Суда основана преимущественно на некоторых экономических понятиях, таких как товарный рынок, географическое положение рынка, временной фактор. Юридический критерий, используемый Судом для определения "доминирующего положения", был сформулирован в решении по делу United Brands5. Под "доминирующим положением в нем понимается "экономическое господство предприятия, позволяющее ему ограничивать свободную конкуренцию в определенной рыночной сфере и предоставляющее предприятию возможность сохранять значительную независимость от своих конкурентов, клиентов и в целом от потребителей".

Позднее в решении по делу Hoffmann-La Коспе. Суд добавил, что среди прочих факторов особое внимание уделяется наличию крупной рыночной доли предприятия. Точные размеры такой доли участия Судом не были определены. В деле United Brands было установлено что такой долей является 40-45%, хотя во внимание были приняты и другие факторы. В то же время в деле Hoffmann-La Roche Суд отменил решение Комиссии, установившей доминирующее положение предприятия на рынке витаминов при 43% доле всего рыночного объема, так как никаких иных доводов в пользу решения Комиссией приведено не было. Однако, в том же решении Суд подчеркнул, что наличие 50% рыночной доли является само по себе достаточным фактором для квалификации положения предприятия как доминирующего. Среди иных факторов можно выделить соотношение между долями предприятия и его ближайших конкурентов, технологическое преимущество предприятия над своими конкурентами, наличие высокоразвитой системы продаж и отсутствие потенциальных конкурентов.

Доминирующее положение как таковое еще не означает нарушения норм статьи 86 Римского Договора. Необходимо чтобы предприятие злоупотребляло своим доминирующим положением. Таким злоупотреблением были признаны: объединения нескольких юридических лиц (подробнее об объединении см. ниже)2; отказ в поставке3; ценовая дискриминация4; установление грабительских цен5.

Поскольку ни 85, ни 86 статьи Договора не содержат упоминания об объединении юридических лиц. Европейская Комиссия предположила принять специальное постановление еще в 1973 году. Государства-члены не проявили должного энтузиазма по поводу этой инициативы в связи с существованием многочисленных технических и процедурных разногласий при общем понимании необходимости контроля за объединениями юридических лиц на европейском уровне. Суд также не спешил с применением базовых для конкурентного права ЕС статей в отношении объединений. Поворотным стало решение по делу ВАТ6, в котором суд согласился применить статью 85 Договора в отношении приобретения акций компании. Сохраняющаяся правовая неопределенность, заставила Сообщество принять в 1989 году Постановление.

Из всех видов объединений горизонтальное объединение (между компаниями, производящими один и тот же вид продукции и занимающими один уровень на рынке) является наиболее опасным с точки зрения защиты конкуренции, так как способно значительно ослабить существующую систему конкуренции, особенно при значительной рыночной концентрации и большом числе объединяющихся предприятий. Вновь созданное юридическое лицо сможет устанавливать цены и контролировать выпуск продукции в качестве единого монополиста с вытекающими последствиями для благосостояния потребителя. Влияние вертикального объединения (объединения предприятий, деятельность которых осуществляется на различных уровнях распределения одного и того же вида продукции) и конгломератного объединения (объединения юридических лиц, не имеющих между собой какой-либо рыночной связи) представляется не столь значительным.

Контроль за исполнением Постановления осуществляется специально созданным на его основании Управлением по контролю за объединениями. Апелляции на решения последнего рассматриваются в суде первой инстанции. Для осуществления действенного контроля за объединениями необходимо уведомление об этом Комиссии не позднее недели после заключения соглашения (сделки). Сделка приостанавливается на срок от одной до трех недель со дня публикации уведомления. Управление вправе в соответствии со статьей 6(1) Постановления установить, что данная сделка не попадает в сферу действия Постановления; противоречит положениям Постановления, но в целом соответствует целям и задачам общего рынка и поэтому не может быть опротестована; противоречит положениям Постановления, и существуют веские основания для сомнения в ее соответствии целям и задачам общего рынка. Соответствующее решение принимается в течение 1 месяца. 6(1) Постановления установить, что данная сделка не попадает в сферу действия Постановления; противоречит положениям Постановления, но в целом соответствует целям и задачам общего рынка и поэтому не может быть опротестована; противоречит положениям Постановления, и существуют веские основания для сомнения в ее соответствии целям и задачам общего рынка. Соответствующее решение принимается в течение 1 месяца.

Затем Комиссия приступает к анализу сделок последней категории. Она обладает широкими полномочиями по контролю за объединением, в том числе правом налагать штрафы до 10% общего объема деятельности соответствующего юридического лица (статья 14Затем Комиссия приступает к анализу сделок последней категории. Она обладает широкими полномочиями по контролю за объединением, в том числе правом налагать штрафы до 10% общего объема деятельности соответствующего юридического лица (статья 14).

Рассматриваемое Постановление применяется только в отношении концентрации, когда два или более самостоятельных предприятий объединяются или одно или несколько физических лиц, контролирующих одно или ряд предприятий, приобретают путем покупки ценных бумаг или активов, на основании контракта или иным способом, прямой либо косвенный контроль в целом или частично над одним или несколькими предприятиями (статья 3(1)).

Статья 3(1)(б) предусматривает случаи изменения такого контроля, его приобретения иным способом, прямой либо косвенный контроль в целом или частично над одним или несколькими предприятиями (статья 3(1)). Статья 3(1)(б) предусматривает случаи изменения такого контроля, его приобретения иным способом, прямой либо косвенный контроль в целом или частично над одним или несколькими предприятиями (статья 3(1)).

Статья 3(1)(б) предусматривает случаи изменения такого контроля, его приобретения одним физическим или юридическим лицом над другим, как в деле Arjomari-Prioux/ Wiggins Teape, а также установления двумя или несколькими юридическими лицами совместного контроля над третьим. Дела в отношении при предприятий регулируется нормами статьи 85 Договора, деятельность других - Постановлением об объединениях. Так в статье 3(2) Постановления говорится: "Сделка, включая и создание совместного предприятия, имеющая предприятий регулируется нормами статьи 85 Договора, деятельность других - Постановлением об объединениях. Так в статье 3(2) Постановления говорится: "Сделка, включая и создание совместного предприятия, имеющая своей целью координацию конкурирующей деятельности юридического лица, являющегося самостоятельным, не является канцелярией в свете требований параграфа (1) (б) настоящей статьи.

Создание совместного предприятия, осуществляющего на долгосрочной основе функции автономного экономического образования, что не порождает координацию конкуренции между сторонами или между сторонами и совместным предприятием, является концентрацией в свете требований параграфа (1)(б) настоящей статьи".

Руководство по толкованию вышеприведенной статьи содержится в Записке Комиссии о концентрирующих и кооперирующих совместных предприятиях, хотя и не является обязательным. Для признания совместного предприятия концентрирующим необходимо наличие -;дозитивного - осуществление на долгосрочной основе всех функций единого экономического образования, и негативного критерия - отсутствие координации как то между самими учредителями или между ними и совместным предприятием. Решающим фактором и в данном случае является скорее экономический, нежели их правовой, аспект их взаимоотношений.

Пример кооперирующего совместного предприятия приводится в решении Комиссии по делу В & В3, где стороны лишь частично передали свои производства совместному предприятию и соглашение о создании совместного предприятия имело своей целью лишь координацию действий конкурирующих предприятий, которые, тем не менее, остались самостоятельными. Если, как в вышеприведенном случае, к совместному предприятию нельзя применить нормы Постановления об объединениях, возможно применение норм статьи 85(3) Договора в отношении предоставления индивидуального исключения. Концентрирующим совместным предприятием Комиссией было признано предприятие, проходившее по делу Sanofi4. При этом решение Комиссии учитывало объединение сторон, передачу новому предприятию производства всей продукции, активов, технологий, контрактов, лицензий и разрешений, перевод всех задействованных сторонами в данной сфере работников, установление общих торговых марок, наименований для производимой продукции, начало совместных исследований и т.д.3, где стороны лишь частично передали свои производства совместному предприятию и соглашение о создании совместного предприятия имело своей целью лишь координацию действий конкурирующих предприятий, которые, тем не менее, остались самостоятельными. Если, как в вышеприведенном случае, к совместному предприятию нельзя применить нормы Постановления об объединениях, возможно применение норм статьи 85(3) Договора в отношении предоставления индивидуального исключения. Концентрирующим совместным предприятием Комиссией было признано предприятие, проходившее по делу Sanofi4. При этом решение Комиссии учитывало объединение сторон, передачу новому предприятию производства всей продукции, активов, технологий, контрактов, лицензий и разрешений, перевод всех задействованных сторонами в данной сфере работников, установление общих торговых марок, наименований для производимой продукции, начало совместных исследований и т.д.

Указанная позиция Комиссии, однако, была подвергнута критике со стороны ряда специалистов в области Европейского права. Так, Б. Хок отметил слабость позиции Комиссии по разделению совместных предприятий на концентрирующие и кооперирующие, так как это разделение лишь вносит правовую неопределенность и вызывает увеличение процессуальных сроков и расходов. Наиболее эффективным подходом, с точки зрения автора, является принятие решения на основании поведенческих и структурных критериев, в связи с чем предлагается заменить существующий комплексный критерий более простым - 25% и более участия в создаваемом предприятии.Указанная позиция Комиссии, однако, была подвергнута критике со стороны ряда специалистов в области Европейского права. Так, Б. Хок отметил слабость позиции Комиссии по разделению совместных предприятий на концентрирующие и кооперирующие, так как это разделение лишь вносит правовую неопределенность и вызывает увеличение процессуальных сроков и расходов. Наиболее эффективным подходом, с точки зрения автора, является принятие решения на основании поведенческих и структурных критериев, в связи с чем предлагается заменить существующий комплексный критерий более простым - 25% и более участия в создаваемом предприятии.

i Постановление предусматривает еще один важный критерий для концентрации, на которую распространяется его действие, а именно -"объем на уровне Сообщества", что означает:

(а) общий оборот всех участников должен составлять 5,000 млн. ЭКЮ (сейчас Евро) или оборот каждого из участников 250 млн.

Что касается соответствия объединения целям и задачам Общего рынка, то, согласно статье 2 Постановления, Комиссия принимает во внимание структуру соответствующего рынка, фактическое и потенциальное состояние конкуренции, позицию предприятия на рынке, финансовое положение, доступ к рынку сбыта, интересы промежуточных и конечных потребителей. Концентрация, которая не создает и не укрепляет доминирующее положение объединения, в результате чего существенно нарушалась бы действующая система свободной конкуренции в пределах общего рынка или его части, не противоречит целям и задачам общего рынка.

В процессе регулирования объединений юридических лиц все большее значение приобретает проблема разграничения компетенции ЕС и государств-членов.

Осуществление контроля за объединениями со стороны Сообщества и со стороны конретного государства-члена не отвечает интересам ЕС. Основной задачей Постановления в этой связи стало обеспечение рассмотрения сделок, имеющих соответствующий уровень объемов (европейское значение) исключительно Комиссией. Это нашло свое отражение в статье 21(2) Постановления, где предусмотрено, что только Комиссия вправе рассматривать сделки, имеющие соответствующий уровень объемов (европейское значение). Это нашло свое отражение в статье 21(2) Постановления, где предусмотрено, что только Комиссия вправе рассматривать сделки, регулируемые настоящим Постановлением. Однако существует несколько исключений из общего правила. В соответствии со статьей 21(3) государство-член вправе предпринять необходимые действия с целью защиты национальных интересов, если они не противоречат нормам права ЕС. В соответствии со статьей 9 Постановления государство вправе обратиться к Комиссии за разрешением о передачи дела на рассмотрение национальных антимонопольных органов в связи с тем, что концентрация ставит под угрозу систему свободной конкуренции в пределах данного государства-члена. В соответствии со статьей 22(3) Постановления государство вправе обратиться к Комиссии за разрешением о передачи дела на рассмотрение национальных антимонопольных органов в связи с тем, что концентрация, хотя и не имеющая общеевропейского значения, но оказывающая влияние на развитие торговых отношений между государствами-членами, ставит под угрозу систему свободной конкуренции в пределах данного государства-члена.

Становление в России рыночной экономики и утверждение в ней цивилизованных отношений требует изучения богатейшего опыта Европейского Сообщества, накопленного им в сфере правового регулирования конкуренции, совершенствования антимонопольного законодательства и практики его применения.